Культурный ландшафт: что это такое, примеры и определение

Что такое культурный ландшафт

КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ, географический ландшафт, освоенный и преобразованный людьми в результате целенаправленной деятельности. Понятие «культурный ландшафт» используется главным образом в географии, а также в ряде других наук (археологии, истории, этнологии) и междисциплинарных направлений (этноэкологии и др.).

Термин «культурный ландшафт» (немецкий — Kulturlandschaft) ввёл в научный оборот в начале 20 века немецкий географ О. Шлютер, противопоставивший культурный ландшафт естественному, первозданному ландшафту (немецкий — Urlandschaft).

Понятие культурного ландшафта многозначно; его интерпретации в разных дисциплинах и научных школах довольно сильно различаются. В физической географии культурный ландшафт рассматривается как объект ландшафтоведения и часто отождествляется с категорией антропогенного ландшафта. При такой трактовке культурный ландшафт противопоставляется ландшафту природному, в формировании которого ключевую роль играют естественные физико-географические факторы, а роль антропогенных факторов незначительна.

Согласно мнению ряда учёных [Ф. Н. Мильков, А. Г. Исаченко (Россия)], культурный ландшафт – только целесообразно устроенный, материально и духовно продуктивный антропогенный ландшафт.

Его характерные черты – рациональное земле- и природопользование, высокие эстетические и функциональные качества, наличие ценных элементов природного и культурного наследия. При такой интерпретации культурный ландшафт противополагается «плохим», так называемым акультурным (термин Ф. Н. Милькова), антропогенным ландшафтам, деградирующим в результате человеческой деятельности (нерационального, неумелого ведения хозяйства).

За рубежом в общественной географии сосуществуют различные трактовки культурного ландшафта.

В начале 20 века культурный ландшафт отождествлялся большей частью с определённой местностью, освоенной группой людей. По К. Зауэру, культурный ландшафт – территория, которую в течение определённого исторического периода населяла группа людей – носителей специфических культурных ценностей, она отличается «характерной взаимосвязью природных и культурных форм».

Культура интерпретируется как активное начало во взаимодействии с природной средой, природный ареал – как посредник («фон») человеческой деятельности, а культурный ландшафт – как результат их контакта.

В последней четверти 20 века под влиянием идей феноменологии, ставшей мировоззренческой основой так называемой гуманистической географии (И-Фу Туан и др.), и отхода многих западных географов от принципов позитивизма представления о культурном ландшафте претерпели значительную эволюцию.

Большое внимание стало уделяться повседневной жизни человека, идеям и установкам восприятия людьми среды своего обитания. Например, в научной литературе как особая категория культурных ландшафтов часто выделяются также природные ландшафты, культурная составляющая которых представлена не в материальной, а в ментальной форме – в представлениях местного населения о своих ландшафтах (феномены деревенских святынь, почитаемых рощ, источников и т.д.), о видении природы в древности и Средневековье (новое прочтение житийных, летописных текстов и др.).

Вместе с тем в современной общественной географии сохраняется и более традиционная трактовка культурного ландшафта как облика местности, в котором проявляются специфические культурные черты той или иной группы (территориальной общности) людей.

В конце 20 – начале 21 века культурно-ландшафтные исследования стали одним из главных направлений возрождения российской культурной географии. Согласно Ю. А. Веденину, выдвинувшему так называемую ноосферную концепцию культурного ландшафта, он включает два «слоя»: природный (естественная природа и преобразованная человеком природа) и собственно культурный (люди, живущие в данном ландшафте, их материальная и духовная культура).

Получило также распространение так называемое этнокультурное ландшафтоведение (В. Н. Калуцков и др.), в рамках которого культурный ландшафт трактуется как культура местного сообщества, сформировавшаяся в результате его жизнедеятельности в определённых природных условиях. Основными элементами культурного ландшафта при этом выступают: природный ландшафт как его материальная основа; хозяйственная деятельность как фактор его воспроизводства и изменения; сообщество людей, взятое в его экологическом, социально-семейном и других аспектах; языковая система; духовная культура (в том числе литература, музыка, изобразительное, хореографическое и другие виды искусств).

Языковая система и духовная культура выполняют функции «метаязыка» описания культурного ландшафта.

В археологии культурный ландшафт стал исследоваться в 1970-е годы (сначала в Великобритании и Чехословакии) как среда, которая окружает (соединяет) отдельные археологические памятники.

Цель исследований – выявление и описание структурных элементов указанной среды (погребённые почвы, торфяные отложения и другие объекты, содержащие древнюю пыльцу и фитолиты; археологические объекты без культурного слоя; остатки планировочных и землеустроительных структур и т.д.). С 1980-х годов используются методики комплексного исследования исторических территорий, позволяющие реконструировать свойственные конкретному народу или эпохе типы хозяйственного освоения территории, взаимосвязи природных и созданных человеком элементов ландшафта (пашни, луга, пруды и др.), технологию природопользования и др.

Культурные ландшафты выделены в отдельную категорию объектов «культурного» и «природно-культурного» наследия, включённых в список Всемирного наследия (1992).

Классификация культурных ландшафтов

Согласно принятой классификации, охраняемые культурные ландшафты делятся на три основные разновидности («Руководящие указания по применению Конвенции о Всемирном наследии»):

  • 1) естественно сформировавшиеся или эволюционировавшие культурные ландшафты, среди них: ископаемые – остановившиеся в развитии (например, реконструируемые на основе раскопок); реликтовые – «угасающие» под воздействием чуждой культурной среды или изменившихся природных условий; развивающиеся – связанные с традиционными аборигенными культурами;
  • 2) рукотворные (искусственно созданные) культурные ландшафты (например, объекты ландшафтной архитектуры);
  • 3) культурные ландшафты ассоциативного типа – вызывающие сильные религиозные, художественные и культурные ассоциации (например, мемориальные, хранящие память о важнейших событиях или великих личностях, нашедшие отражение в творчестве выдающихся деятелей искусства, сакральные).

Во многих странах мира разрабатываются национальные стратегии охраны и использования культурного ландшафта.

Лит.: Schlüter О. Die Ziele der Geographie des Menschen. Мünch., 1906; Sauer С. О. The morphology of landscape.

Berk., 1925; Саушкин Ю. Г. Культурный ландшафт // Вопросы географии. 1946. Сб. 1; Мильков Ф. Н. Человек и ландшафты. Очерки антропогенного ландшафтоведения. М., 1973; Веденин Ю. А. Проблемы формирования культурного ландшафта и его изучения // Изв.

Академии Наук СССР. Сер. географическая. 1990. №1; Mitchell D. Cultural landscapes // Progress in Human Geography. 2002. Vol. 26. №3; Культурный ландшафт как объект наследия. М.; СПб., 2004; Калуцков В. Н. Ландшафт в культурной географии. М., 2008.

В. Н. Стрелецкий; С. З. Чернов (культурный ландшафт в археологии).

Реферат по предмету «Ландшафтоведение»

Тема: «Принципы создания культурных ландшафтов и их рациональное использование»

План

1. Принципы создания культурных ландшафтов.

1.1. Требования для функционирования ландшафта при превращении его в культурный.

2. Рациональное использование ландшафтов.

2.1. Принципы рационального природопользования.

Инвентаризация природных ресурсов.

2.3. Принципы рационального использования ресурсов.

Список используемой литературы.

Принципы создания культурных ландшафтов

Отношения человека и природы должны обеспечить гармоничное сочетание суверенных интересов человека и общества со столь же суверенными «интересами» природы, что материализуется в создании культурных ландшафтов, в которых структура рационально изменена и оптимизирована на научной основе, т. е. с учетом вышеуказанных принципов, в интересах общества и природы.

Прежде всего следует ответить на вопрос: «А насколько далеко надо заходить в преобразовании природы, ландшафтов в частности?» Некоторые ученые и специалисты представляют себе будущую среду обитания человечества в виде некоторой сплошной природно-технической системы, насыщенной техническими устройствами, в которой природные элементы будут сохранены лишь частично или в виде «сплошного города необычной застройки» (Ф. Н. Мильков).

Вряд ли это правильно. По-видимому, более обоснована идея В. Б. Сочавы — сотворчества с природой. Даже в интенсивно эксплуатируемых ландшафтах природа должна проявляться в полной мере: действуя в союзе с природой, можно добиться больших успехов, нежели пытаясь «покорить» ее.

Очевидно, нельзя и не нужно стремиться превратить все ландшафты в культурные.

Так, таежные ландшафты или ландшафты тропических лесов пусть еще долгое время будут природными фабриками кислорода, местом обитания животных и растений, регуляторами водного режима, наконец, запасами древесины и других ресурсов для будущих поколений.

Поэтому необходима работа в следующих направлениях:

первое — за многими, особенно условно неизмененными и слабоизмененными, ландшафтами требуется уход: уменьшение загрязнения за счет сокращения техногенных выбросов в атмосферу, противопожарные мероприятия, борьба с вредителями и болезнями, санитарные рубки леса, регулирование (ограничение) хозяйственной деятельности.

Это относится к тундровым, слабоосвоенным таежным, полупустынным и пустынным ландшафтам;

второе — взаимоотношения человека и ландшафта — это консервация некоторых ландшафтов, т. е. организация заповедников, природных и национальных парков, прежде всего для сохранения генофонда растений и животных, а также в рекреационных, оздоровительных, культурных, водоохранных, почвозащитных, санитарных целях.

Хотя это можно осуществить на относительно небольших территориях, но это имеет очень большое значение, в том числе и воспитательное;

третье — оптимизация средне- и сильноизмененных (нарушенных) ландшафтов с целью превращения их в культурные.

При разработке критериев оптимизации культурного ландшафта нужно иметь в виду:

  • объектом оптимизации должна быть конкретная геосистема, а именно ландшафт, а не такое неопределенное понятие, как природная или окружающая среда; это положение вытекает из целостности геосистемы; незнание или игнорирование объективных связей между компонентами геосистемы при воздействии на ее структуру и функционирование приводит к негативным последствиям; внутреннее разнообразие ландшафта создает возможности для многофункционального использования территории, повышает ее экологические, рекреационные, эстетические качества; в рамках фации или урочища невозможно создать многофункциональную, внутренне разнообразную и поэтому устойчивую среду для жизни человека;
  • при разработке проектов оптимизации ландшафтов надо учитывать разную степень организации его элементов и разную их устойчивость; известно, что иерархически более низкие элементы менее устойчивы к внешним воздействиям;
  • географическая оболочка континуальна, ее элементы — открытые системы, постоянно обменивающиеся энергией и веществом, поэтому локальные воздействия могут распространяться далеко за пределы источника этого воздействия посредством потоков растворов, циркуляцией воздушных масс и т. п., поэтому эти воздействия трудно локализовать;
  • локальные воздействия обладают кумулятивным эффектом, и устойчивые вначале геосистемы могут потерять эту устойчивость и трансформироваться в новые, поэтому надо уметь оценивать буферность геосистемы и не выходить за ее пределы (пример: буферность почвы — способность почвы до определенного предела сохранять активную реакцию при внесении в нее кислот или щелочей).

Создавая культурные ландшафты, человек повышает их потребительскую стоимость и продуктивность.

Методика оценки суммарной продуктивности ландшафта, на котором расположены земли разного назначения, разработана еще недостаточно. В самом общем случае суммарная продуктивность ландшафта

Пл = ΣαiПi ,

где αi , —доля площади ландшафта, находящаяся в i -м пользовании; Пi , —продуктивность части ландшафта при i -м использовании.

При такой оценке надо иметь в виду вполне возможный случай, когда Σαi , может быть больше единицы.

Это означает, что одну и ту же территорию можно использовать для разных целей. Например, земли водного фонда можно использовать для рыбоводства, гидроэнергетики, транспорта, рекреации. Обязательно надо оценивать взаимозависимость продуктивностей, искусственное повышение одной из них может привести к снижению другой, как на той же, так и на соседней части ландшафта.

Важно также, какой ценой оплачен рост i -й продуктивности, в частности, каким объемом материальных или энергетических ресурсов, извлекаемых в том числе и из других ландшафтов.

Так, общество приняло бы идею межбассейновых перебросок речного стока, если бы изначально была доказана «межландшафтная» полезность и безопасность перераспределения водных ресурсов.

Таким образом, совокупность мероприятий по окультуриванию ландшафтов должна основываться на оптимизации не частных продуктивностей, что обычно и делают, а на доказательстве повышения суммарной продуктивности с учетом межландшафтных связей.

В культурном ландшафте надо обеспечивать максимальную производительность возобновляемых природных ресурсов, и прежде всего биологических.

Нужно ориентироваться на использование возобновляемых «чистых» энергетических ресурсов, не загрязняющих природную среду; предотвращать нежелательные как природные, так и техногенные процессы (эрозия почв, заболачивание, засоление, наводнения, оползни, размывы берегов, сели, обмеление рек, загрязнение воздуха, вод, почвы и т. д.).

Большие возможности имеет мелиорация земель как средство создания культурных ландшафтов, хотя неправильное ее применение сопряжено с негативными последствиями.

Но надо ли сразу браться за мелиорацию ландшафта, желая сделать его культурным? Помимо мелиорации имеется достаточно средств и ограничений в деятельности, чтобы реализовать идею культурных ландшафтов.

В создании культурного ландшафта главное значение отводят научной организации его территории.

В проекте организации территории предусматривают оптимальное число угодий различного назначения, рациональное соотношение их площадей, взаимное расположение, форму и размеры, режим использования и мелиорации.

Эти решения определяются, с одной стороны, социальным заказом, а с другой — строением самого ландшафта и тем наследием, которое оставила предшествующая хозяйственная деятельность.

Причем следует иметь в виду, что интересы экономики и охраны природы не всегда совпадают и нужно искать компромисс, отдавая предпочтение сохранению природы. Часто вступают в противоречие и интересы различных отраслей производства: например, при создании водохранилищ повсеместно возникает конфликт между интересами гидроэнергетики, сельского хозяйства, рыболовства. Особенно сложная ситуация складывается в густонаселенных давно освоенных районах с напряженным земельным балансом, где нужны резервные территории для развития поселений, коммуникаций, оздоровительных и природоохранных зон.

Требования для функционирования ландшафта при превращении его в культурный

Для функционирования ландшафта при превращении его в культурный необходимо соблюдать следующие требования:

— культурный ландшафт не должен быть однообразным, но он обусловлен сложным морфологическим строением, что затрудняет использование земель (применять сельскохозяйственную технику) (например, в Нечерноземной зоне России, где распространены холмисто-моренные таежные ландшафты с большим числом болот и переувлажненных почв, с чередованием небольших массивов пашни, лугов с лесными массивами).

Однако и проводившееся в одно время укрупнение полей, и борьба с мелкоконтурностью вряд ли оправданы; лучше технику приспосабливать к ландшафту, чем провоцировать эрозию почвы и другие нежелательные последствия;

— в культурном ландшафте не должно быть антропогенных пустошей, заброшенных карьеров, отвалов, свалок, служащих источниками загрязнения, все они должны быть рекультивированы;

— при организации территории следует стремиться к увеличению площади под растительным покровом, включая посевы сельскохозяйственных культур, среди которых обязательно должны быть травы; рекультивируемые площади желательно занимать древесными насаждениями, устраивать природоохранные зоны в виде древесно-кустарниковых полос;

Возникает вопрос, какие ландшафты следует называть культурными (или антропогенными), обязанными своим происхождением и свойствами деятельности человека?

Слово «культурный», естественно, наводит на мысль о том, что речь должна идти о рациональном, «правильном», с точки зрения человека, ландшафте.

Соответственно этому в географической литературе уже высказывалось мнение, что культурным должен называться тот ландшафт, который сознательно и на высоконаучной основе управляется неантагонистическим обществом. Под подобное довольно громоздкое и сложное определение не подойдет, очевидно, ни один из существующих в настоящее время ландшафтов.

Выходит, культурный ландшафт еще должен быть создан.

Конечно, в нашей стране имеются территории, которые в какой-то мере подходят под только что высказанное определение культурного ландшафта, — то преобразование природы в Каменной степи Воронежской губернии, которое превратило прежде бесплодные земли в хорошо организованное, с высокой продуктивностью хозяйство, может быть в наши дни образцом создания культурных ландшафтов на сельскохозяйственных землях.

В настоящее время почти все ландшафты на Земле прямо или косвенно затронуты деятельностью человека.

Очевидно, все они, а тем более и слабым образом измененные называться культурными не могут. Важно не любое изменение, а значительное, приводящее к новому состоянию ландшафта. Ю. Г. Саушкин справедливо писал, что в ландшафте, который мы можем назвать культурным, человеческая деятельность настолько его изменяет, что он приобретает качественно иные особенности по сравнению с прежним естественным состоянием.

Однако, где рубеж между этими двумя типами ландшафтов — естественный, хотя и в какой-то мере измененный, и культурный?

Как определить степень изменений, которые придают ландшафту новое качество, позволяющее называть его культурным? Видимо, над этим вопросом надо еще работать.

Мы издавна привыкли, что слово «культурный» содержит в себе положительную оценку явления, по отношению к которому оно применено. Однако развитие культуры не прямолинейно.

Оно идет зигзагами, с отклонениями в сторону и даже порой с некоторыми отступлениями назад. С точки зрения оценок «хорошо» или «плохо» отдельные этапы развития культуры могут иметь разные — положительную и отрицательную — оценки.

Деятельность человека по отношению к природе также может иметь положительную и отрицательную оценки.

Последнее хорошо подметил в своем письме Ф. Энгельсу К. Маркс. Он писал, что культура, если она развивается стихийно, а не направляется сознательно, оставляет после себя пустыню. И пустыня, таким образом, может быть производным культуры.

Культуру следует понимать как общественное явление, как все, что создано человеком в отличие от созданного природой.

При этом надо помнить, что многое считавшееся по отношению к природе желательным и рациональным, оборачивалось потом как нежелательное и вредное.

Поэтому вполне правомочно употреблять обозначение культурного по отношению к измененным деятельностью человека ландшафту вне зависимости от положительного или отрицательного знака этих изменений. Важно, что ландшафт перестал быть чисто природным.

После всех этих предварительных рассуждений следует привести здесь недавно данное Н. Н. Дроздовым определение, которое наиболее полно отражает существо дела. Культурным ландшафтом автор называет генетически однородный и самостоятельный природный комплекс, постоянно или периодически используемый в материальной деятельности человеческого общества в такой степени, что он приобрел новые качества по сравнению со своим прежним, природным (в узком смысле) состоянием.

Желательность или нежелательность привнесенных человеком изменений, как видим, в это определение также не входит.

Присоединившись к только что данному определению, надо, однако, заметить, что, говоря о животном мире культурных ландшафтов, авторы не будут ограничиваться только «настоящими» культурными ландшафтами, полностью подходящими под приведенное определение.

Существуют градации, ступени окультуривания ландшафтов, и разобраться в том, что происходит сейчас с животным миром развитого культурного ландшафта, можно, если принять во внимание весь ход событий, начиная с первых произведенных человеком изменений в естественном ландшафте. Эти начальные проявления деятельности человека в природе будут в дальнейшем называться элементами культурного ландшафта.

Культурные ландшафты Земли разнообразны.

Чтобы понять их специфику, полезно рассмотреть последовательность изменений, включая и предшествующие

природные их стадии. За исходное следует брать ландшафт, не затронутый деятельностью человека, затем — стадию появления в нем так называемых элементов культурного ландшафта, далее ландшафты все более преобразованные, и, наконец, ландшафт, в полной мере отвечающий своему обозначению как культурный. Впрочем, надо помнить, что культурный ландшафт в полном смысле этого слова еще не создан и что наше представление о содержании понятия рационального ландшафта будет по мере накопления наших знаний, технических возможностей, развития экономики все время изменяться.

Если говорить о человеческих поселениях, то ландшафт, например, города-спрута, т. е. бессистемное нагромождение камня и железа с изгнанием «зря занимающей место» природы, для определенного времени тоже был рациональным. Город-спрут позволял максимально сосредоточить на возможно меньшей территории население, обслуживающие его учреждения, промышленность. Это, можно сказать, квинтэссенция культурного ландшафта. Так же и рыцарский замок и средневековый город ремесленников и торговцев были для своего времени целесообразными образованиями.

«Ландшафты» этих поселений были, как и город-спрут, полной противоположностью естественным.

Теперь не только в нашей стране и других странах социалистического лагеря, но и нередко в капиталистических странах населенные пункты приобретают совсем иной облик. Если это еще и не города-сады, то все же с большим количеством зелени, что позволяет иметь в них довольно значительную фауну.

В этой связи следует напомнить об утвержденном в 1971 году Генеральном плане дальнейшего развития Москвы, в котором учитываются многие требования организации рационального городского ландшафта, обеспечивающие чистый воздух, значительное уменьшение шума, широкое внедрение зелени на улицы и площади городов.

И села будут теперь застраиваться не стихийно, а с учетом рационального размещения всех элементов культурного ландшафта. Наконец, современное строительство фабрик и заводов показывает пример рационального использования как на их территории, так и в окружении зеленых насаждений, сильно изменяющих в санитарном и эстетическом отношениях данный ландшафт в лучшую сторону.

И конечно, то, что делается в последние годы в Кулунде, где в ряде хозяйств созданием полезащитных лесных полос прекращен доступ шквальным ветрам и пыльным бурям и где вводится соответствующая условиям места агротехника, — это существенный шаг в сторону создания культурного сельскохозяйственного ландшафта.

В принципе наиболее рациональным, следовательно, истинно культурным ландшафтом следует называть ландшафт, который позволяет получить максимум того, что природа может дать человеку.

Однако умение получать максимум но безотносительно. Оно зависит от социальных отношений, состояния экономики и от научной разработки вопроса. В рациональном ландшафте, как правильно указывает Ю. Н. Куражсковский, главное — создание здоровой среды, которая может сама сводить на нет все неблагоприятные обстоятельства, выступающие при других, нерациональных аспектах ландшафта особенно резко.

В рациональных сельскохозяйственных ландшафтах, например, исчезают все неблагоприятные явления, которые наблюдаются в других случаях: вредители, низкая урожайность и т. д. В рациональных городских ландшафтах снимается отрицательное влияние среды на человека и максимально повышается ее положительное воздействие. Это обеспечивается, в частности, наличием озеленения и животного мира (хотя бы в парках) — декоративного и полезного.

При этом не должны быть забыты и вопросы эстетики. Требованиям ее должны удовлетворять все культурные ландшафты: городской, сельскохозяйственный, лесопарковый, ландшафт промышленных узлов и конгломераций.

Рекреационные территории (места отдыха на природе), нужда в которых все более возрастает, будут лишь в очень малой степени располагаться в «первобытных» естественных условиях, скажем, в диких горах, доступных только опытным альпинистам. В большинстве случаев под рекреационные территории будут отведены окультуренные ландшафты со своим произведенным по принципам ландшафтной архитектуры оформлением.

С требованиями ландшафтной эстетики считаются пока лишь в какой-то мере в домах отдыха и санаториях, иногда еще и при создании туристских троп.

В дальнейшем все существующие на Земле ландшафты будут отвечать этому требованию. Эстетически организованный ландшафт, положительно действуя на психику человека, поднимает его работоспособность. Животный мир следует поэтому рассматривать и с этой точки зрения.

Говоря о градациях культурных ландшафтов, следует помнить предложенную А.Г. Исаченко группировку их по степени и характеру произведенного человеком воздействия. Автор выделил неизмененные, или первобытные, ландшафты, слабо измененные, нарушенные (сильно измененные), преобразованные, или собственно культурные, ландшафты.

Эти классификации по этапам становления культурного ландшафта можно назвать вертикальными.

Но можно говорить и о горизонтальной классификации, не зависящей от степени окультуривания ландшафтов. Следует различать фауну культурных ландшафтов города, степи, леса и т. д. Также и в пределах каждой названной группы ландшафтов имеются различия.

Так, фауна современного сплошного пшеничного поля, лишенного каких-либо меж, иная, нежели фауна узких, разделенных межами полос у дореволюционного крестьянина царской России; одни животные встречаются на обширных плантациях подсолнечника или кукурузы и совсем другие — на полях, рассеченных правильными рядами лесных полезащитных насаждений.

В последнем случае имеется уже новое сочетание поля и леса, представляющее собой иной природный комплекс, нежели поле или лес в отдельности.

Если говорить о городах, особенно крупных, то они неоднородны на всем своем протяжении.

Пользуясь биологической терминологией, можно сказать, что в городах имеются различные местообитания животных (различные биотопы). Каждый из биотопов привлекает к себе из дикой природы различные виды животных. Постройки, особенно каменные, многоэтажные, заселяются в основном животными, приспособленными к жизни в расчлененном рельефе, в частности птицами, устраивающими гнезда в обрывах или на скалах.

Это так называемый скальный комплекс: стрижи, воробьи, голуби, галки, горихвостки-чернушки, летучие мыши и так далее. Виды, относящиеся к этому комплексу, считаются наиболее характерными обитателями городов, наиболее синантропными (тесно связанными с постройками человека).

И действительно, города могут быть полностью лишенными зелени, не иметь никаких водоемов, но без жилых построек городов никогда не бывает. Скальный комплекс животных наиболее обязателен для них.

Современные города невозможно представить себе без значительного количества зелени: вытянутых вдоль проезжей части дорог древесных насаждений и газонов, скверов, бульваров.

В Москве теперь на каждого ее жителя приходится 15 м2 зеленых насаждений, в некоторых городах (Омск, Алма-Ата и др.) еще больше. Зеленые насаждения — особое местообитание. В них селятся щеглы, зеленушки, зяблики, коноплянки и некоторые другие виды птиц. В древесных насаждениях городов Восточной Африки (например, в Найроби) живут эндемичные для этого континента птицы-мыши, в городах Австралии на деревьях держатся сумчатые млекопитающие, например кузу.

На городских прудах можно видеть кроме подсаженных туда кряковых уток и лебедей также и настоящую дикую фауну.

На водоемах города Хельсинки, например, водится, казалось бы, совершенно чуждая культурным ландшафтам птица — большая поганка. В прудах столицы Австралии Канберре по ночам можно заметить такое замечательное явление природы, как утконос.

В некоторые города проникают и представители полевого птичьего комплекса, например хохлатые жаворонки.

Эти наземно-гнездящиеся птицы устраивают иной раз свои гнезда на плоских крышах домов.

Все эти комплексы животных, особенно скальный и древесно-кустарниковый, в городах нередко смешиваются. Это связано с тем, что постройки и зеленые насаждения становятся все менее разобщенными. В более старых городах разобщение между отдельными местообитаниями животных значительно.

Поэтому одни Части города почти не имеют на своей территории позвоночных животных, тогда как другие населены ими довольно обильно.

Культурные ландшафты (города, поля и т. д.) имеют различный животный мир как по причине своей различной структуры, как мы указывали уже выше, так и по причине своей различной зональной принадлежности.

Широко распространено мнение, что фауна культурных ландшафтов (особенно, конечно, одноименных) однообразна по всему земному шару. Однако, скажем, поля, расположенные в разных широтах, точнее в разных климатических зонах, не одинаковы. Поля и пастбища в саваннах Африки имеют свою фауну, отличающуюся от фауны полей и пастбищ русской равнины. Фауна европейских городов — Москвы, Берлина, Лондона — иная, нежели фауна Найроби, Конакри или Ташкента.

cyber
Оцените автора
CyberLesson | Быстро освоить программирование Pascal и C++. Решение задач Pascal и C++
Добавить комментарий